У Вас есть вопрос ?

Спросите у специалиста

Месть при помощи умопомрачения — отомстить врагу, часть 5.

Категория: Снять порчу, сглаз или проклятие, наводящие порчу и какую порчу вам сделали


Провокация столкновений.
На этой стадии вы увидите, как великолепно работают множественные эффекты! Умопомрачение, уже изрядно поистрепавшее нервы мишени, существенно снизило ее социальную эффективность. Кроме того, умопомрачаемый стал резок в поведении и параноидален в своих побуждениях. Он более склонен к конфликтам с окружающими, подталкивающими его все дальше в пропасть.
Объекты защиты

Некоторые из обсуждаемых тактик имеют пониженную эффективность, если применяются по отношению к женщине или члену защищаемого социального меньшинства. Например, в слечае с женщиной вы не можете воспользоваться ее физической слабостью или прочими моментами, проистекающими из ее половой принадлежности. Работодатели нынче весьма щепетильно относятся к вопросам, способным получить в суде ярлык «половой дискриминации», что, естественно, означает, что все проблемы, которые вы намереваетесь создать для умопомрачаемой, должны иметь прямое отношение только к трудовому процессу.

То же самое относится к национальным меньшинствам. Если, к примеру, у вас на работе имеется мулат-националист, вы не сумеете воспользоваться его политическими устремлениями так же легко, как сделали бы это, например, в случае с бритоголовым полудурком коренной национальности. Однако демонстрация некомпетентности нацмена, напротив, будет иметь несколько выгодных для вас последствий:

— Подтвердит ощущение, что умопомрачаемого держат на работе только потому, что он такой национально несчастный;

— Спровоцирует неприязнь коллег, которые, хотя и не сумеют ничего в открытую выразить, отыграются на чем-нибудь другом. Умопомрачаемый будет социально заморожен, и, если по работе ему придется тяжело, он не получит той помощи, на которую мог бы рассчитывать;

— Правильно зафиксированная некомпетентность может явиться поводом для увольнения. Однако она должна быть хорошо документирована, поскольку насильственное увольнение членов всяческих землячеств довольно затруднительно для работодателя.

Изобретательность.

Мы уже исследовали вопрос, каким образом извлекаются преимущества из конфликтов, уже существующих между умопомрачаемым и его коллегами. Теперь остановимся на том, как создавать новые конфликты.

Как на работе, так и дома, умопомрачаемый уязвим для искуственно созданных конфликтов с коллегами, соседями или родственниками. Проще всего такой конфликт возбудить, доведя до сведения адресата какое-нибудь оскорбительное для него заявление умопомрачаемого. Если у вас к тому же есть свидетель или «свидетель» (почувствуйте разницу!), то умопомрачаемому будет крайне затруднительно отрицать факт такого заявления или устроить по сцену по поводу огласки. Если вы уж вступили на путь творчества, то сообщник вам не помешает.

Следует заметить, что некоторые из описываемых приемов сработают только в том случае, если уверенность в себе и отношения с окружающими у умопомрачаемого находятся в весьма плачевном состоянии. Если вы, например, залезете в электронную почту человека, уверенного в себе, и вволю порезвитесь в его файлах, то он, без сомнения, поймет, что это чьи-то злонамеренные действия, поскольку не писал же он этой бредовой заметки. Однако если вы совершите несколько незначительных изменений, то мишень, скорее всего, спишет происшедшее на собственную ощибку.

В ситуациях, с которыми нас сталкивает наша жизнь, мы зачастую держим на прицеле несколько человек. Слава Богу! Не хотелось бы замешивать в конфликты кампании умопомрачения человека невинного. Вы почувствуете удовлетворение, если, скажем, на работе в ваши сети кроме умопомрачаемого попадется дебильный родственничек хозяина или местный стукач. А если уж вы зацепите парочку стукачей, то что вам стоит заставить их вчепиться друг другу в глотки к общей потехе и выгоде нормальных коллег! У этих крыс попросту не хватит времени, чтобы совать свой нос в чужие дела.

Тонкое искусство провокации

Иногда вам приходится создавать конфликт самостоятельно, а иногда к вашим услугам уже готовенькая склока. Например, несимпатичная парочка сотрудников в полный рост конкурирует за повышение. Прекрасное начало! Всего-то и нужно, что дать одному из них: умопомрачаемому или его неприятелю, понять, что его противник использует в борьбе неэтичные приемы. На вас будет работать всеобщее убеждение в том, что внутренняя политика компании — натуральное минное поле, на котором конкуренты уничтожают друг друга при помощи самых грубых, грязных и противоестественных трюков.

Маслица во огонь можно и добавить, особенно если ваша вирма имеет локальную компъютерную сеть или использует электронную почту. Сами понимаете, что жестоко конкурирующие люди не могут не удержаться от того, чтобы не подсмотреть в файлы соседа. Остается только подложить в каталог умопомрачаемого или его сперника файл, имеющий, например, форму мерзкого и оскорбительного для соперника письма в адрес босса:

Уважаемый Прыщ-На-Ровном-Месте!

Я знаю, что недавно вы были весьма огорчены фокусом товарища Зингельшнура. Возможно, мне удастся просить некоторый свет на причины такого поведения. Он как раз недавно бегал на интервью с возможными работодателями, и все время таскает с собой газеты, раскрытые на предложениях работы. Вероятно, именно по этой причине он завел себе привычку исчезать в середине дня. 

Кстати, предыдущую работу он был вынужден оставить по причине пьянства. Здесь за ним такого вроде бы не наблюдалось, но временами он кажется сотрудникам неуверенном в себе, а мы с вами прекрасно знаем о его неспособности вырабатывать точные решения. Возможно, следующий раз придется к нему принюхаться.

Кроме того, он и раньше не был чверен в том, что сохранит за собой настоящее рабочее место, причем беспокоииться он начал еще до своей ошибки с мистером Крокодилом. Он очень переживал по этому поводу и даже имел беседу с недовольным заказчиком, прошедшую на повышенных тонах. После нее он вернулся черезвычайно возбужденный и говорил, что застрелил бы доброго мистера Крокодила, как собаку.

Честно говоря, мне тяжело его представить вообще остающимся на работе здесь, не то что получающим повышение!

 Искренне ваш Константин Добрячок

 В нистоящей жизни, разумеется, никто и не подумает зачылать шефу такое письмо, однако человеку, самому просматривающему чужие письма, подобный текст, скорее всего, покажется черновиком настоящей кляузы, которую хозяин каталога намеревался отогнать боссу. Сознание собственной неэтичности затмит ему глаза. Для умопомрачаемого, уже страдающего паранойей, текст покажется настоящей и нешуточной угрозой.

Заметьте, что подобный трюк эффективен даже и без электронной почты: его просто можнго оставить в виде файла на рабочем каталоге компьютера соперника умопомрачаемого. Если таковой просматривает файлы врага, он останется при убеждении, что наткнулся на копию распечатки, уже ушедшей на стол к боссу.

Если в офисе компьютера нет вовсе, то вы все равно можете элегантно использовать этот трюк, особенно если умопомрачаемый или его соперник исследует содержимое корзинок для бумаг. Письмо необходимо отпечатать через копирку, а копию скомкать и поместить в корзину одного из соперников. 

Даже если никто из них и не роется в мусоре, то достатьчно напечатать письмо, скомкать копию, а затем расправить ее, поместив на лист наклейку с надписью «Эй, Зингельшнурчик, это тебе будет интересно!», положить ее на стол мишени или ее соперника. 

Эдакое послание непременно заставит адресата неровно дышать! Разумеется, текст на наклейку не надо писать от руки самому: для этого потребуется сообщник. Лучше всего, чтобы он не работал в той же конторе и не был знаком с умопомрачаемым. Тогда вы избегнете преждевременного раскрытия собственного участия в событиях.

Кроме того, в любых конторах, даже не имеющих компьютеров, по умопомрачаемому можно дать залп и при помощи такого банального предмета, как телефон. Достаточно добраться до него тогда, когда неподалеку окажется главный сплетник. Вы набираете номер телефона (погоду, время или просто нерабочий номер), приветствуете мнимого собеседника, «обмениваетесь» с ним парой каких-нибудь незначащих фраз, а затем «обмалвливаетесь», например, так:

 Эй, старик, да не у тебя одного на работе банка с пауками! У нас только позавчера эта дырка от задницы, Зингельшнур, при директоре заявил, что Крысюков всю дорогу гадит фирме, особенно с нашим главным заказчиком, да еще намекнул, что будто бы он сам на месте начальника отдела живо все расставил бы на свои места! Ты представляешь!

 Сплетник наверняка подхватит эту новость и донесет ее до товарища Крысюкова, который, в свою очередь, предпримет по отношению к Зингельшнуру серию эффективных контратак. Риск, что отразившийся слух ударит по вам, минимален, поскольку (никто не знает, отчего это так) сплетники считают неэтичным признаваться другим в том, что они подслушивали.

Другой вариант:

 Браток, не исключено, что вскоре у нас появится вакансия. Тут местный мудрила, Зингельшнур, шепнул мне, что Крысюкова скоро будут вышибать. Я дам тебе знать, когда место освободится.

 Можно запустить и безадресный слушок:

 Слышал, Крысюкова увольняют в этом месяце, потому что он откровенно прокалывается.

 Эффекты такого слуха могут быть весьма серьезными, особенно если Крысюков в последнее время действительно сотворил несколько чудес: увольняемый сортудник в большинстве контор автоматически становится парией, и от него отворачиваются все друзья (если на момент увольнения они еще оставались).

Самомтоятельно породить конфликт намного труднее, чем использовать существующий. Это мероприятие требует хорошей информированности, внимательного обдумывания и неплохого чувства времени. Потенциальных участников конфликта нужно знать очень хорошо, чтобы определить, что собственно, может спровоцировать перестрелку между ними. Это могут оказаться национальные, религиозные различия или то, что расплывчато именуется «стилем жизни». Приведем несколько сценариев, способных развернуться при правильных обстоятельствах:

 Педро — толстозадый племянник хозяина фирмы, только что закончивший колледж и набирающийся опыта на своем первом рабочем месте в компании дяди за зарплату, вдвое превышающую таковую опытного струдника. Умопомрачаемый, мистер Свирепс, возглавляет экспедиционный отдел. Вы сообщаете Педро, что Свирепс отличается склонностью к насилию (так что лучше держаться от него подальше) и ненавидит голубых. Вы знаете, что Педро занимается оформлением заработной платы сотрудникам, поэтому вам, работающему собственно в бухгалтерии, ничего не стоит затерять среди бумаг какой-нибудь из чеков Свирепса (скажем, за сверхурочные или переработку). Когда Свирепс в поисках своих кровных заявится к вам, вы пошлете его к Педро, посоветовав:

«Просто поговори с ним поласковее, и он для тебя все сделает. Он давеча говорил, что ты — лакомый кусочек»

Даже одна такая дружеская встреча способна высечь искры из гранита!

 Вовсе не обязательно в качестве точки опоры использовать половую ориентацию. Рассмотрим прочие варианты:

 Зингельшнур — стукач и сплетник, а умопомрачаемый Ишаченко — признанный чернорубашечник. Вы как-нибудь в присутствии Зингельшнура оброняете фразу, что Ишаченко ненавидит евреев всей душой, и если это заявление не будет иметь немедленного эффекта, прилепите на машину или письменный стол стукача наклейку, гласящую: «Гитлер был прав!». Затем можете спокойно наблюдать, как шерсть полетит во все стороны. Если Зингельшнур не сразу заметит наклейки, то укажите на нее Ишаченко, как на чью-то удачную шутку. Вечером того же дня переклейте бумажку с машины Зингельшнура на машину Ишаченко и пару раз звезданите по ее борту гаечным ключом, чтобы привлечь благосклонное внимание хозяина.

 Вовлекаемые в конфликт не обязательно должны быть близкими знакомыми; впрочем, внутренняя политика почти всех фирм создает между людьми отчуждение. Но что там фирмы! Вы можете породить конфликт и между соседями:

 Умопомрачаемый Иван Иванович Охрангутан воевал а Афгане, и, как и многие «афганцы», ненавидит и старые, и новые власти. При проведении операции вам может потребоваться сообщник. Нужно сообщить Охрангутану, что его сосед, Иван Никифорович Штабных о всяких интернациональных карателях отзывался как о бешеных собаках. Несколько дней спустя вы замечаете, что Иван Иванович оставил свой шланг, орошающий помидорные грядки, по соседству с участком Ивана Никифоровича. Выберите минуту и перетащите шланг на территорию соседа. Затем вернитесь на веранду, устройтесь поудобнее и ждите начала представления.

 Вам не обязательно прекращать участие в событиях. Первый инцидент может повлечь за собой всего лишь разговор на повышенных тонах: но вы-то можете помочь развитию событий!

 Иван Иванович вернулся домой и заметил случившееся. Он бешено дергает колокольчик у двери Ивана Никифоровича и, не слушая его оправданий, заявляет, что если Иван Никифорович еще раз позволит себе такое, то может и захлебнуться. Затем он удаляется, а вы, скрывшись под покровом ночной темноты, открываете кран Иван Ивановича и просовываете шланг в форточку машины Ивана Никифоровича. Не забудьте завести будильник, чтобы не пропустить самое интересное.

 Обратите внимание, что вашим объектом не обязательно должна быть машина: это может быть и окошко подвала или даже форточка на веранде. Не имеет значения, если Иван Никифорович обнаружит диверсиб до того, как она вызовет потоп. Успехи мероприятия невозможно исчислить в терминах грубого материального ущерба. В зачет идут только впечатления и домыслы.

Для того, чтобы самостоятельное начало конфликта увеньчалось успехом, необходимо выбирать весьма затейливые пути. Пусть вашу работу сделают другие. Подойдут даже вымышленные персонажи:

 По соседству с умопомрачаемым Швайном живет вороватый цыган Рома. Как-то ночью вы прерываете свой сон, чтобы при помощи отвертки нанести несколько геометрических фигур на лакированный борт машины Швайна. На следующий день вы выражаете сочувствие ему, оплакивающему внешний вид своей машины, и говорите, что точно то же самое произошло здесь с одной из ваших родственниц. При этом она, вроде бы, заметила несколько цыган, убегающих с места событий. Далее ваш сообщник сообщает Роме, что Швайн всерьез подозревает его в порче машины и что он вообще считает цыган грязными вороватыми шакалами. Той же ночью, когда все уснут, нанесите узоры на машину Ромы. Если рецепт не подействует, еще через ночь распорите Швайну шины.

 Ахиллесова пята политической корректности

В некоторых организациях существуют неписаные, но тем не менее жесткие правила поведения, которым должен волей-неволей подчиняться любой сотрудник. Белая ворона в этом случае лишена надежды на прибавку и повышение по службе. В некоторых случаех выделяющиеся своим поведением сотрудники изгоняются. Приведем несколько примеров:

Некоторые компании в Америке имеют стойкое предубеждение против табакокурения, происходящегг как на работе, так и после нее. Хотя законы этой страны и запрещают преследвать человека за курение в свободное время, предубеждение может оказаться настолько сильным, что подверженный ему будет моментально заморожен по служебной лестнице. Для менее пуританских фирм подобным криминалом, безусловно, окажется марихуана.

Пачка сиагрет, подложенная в ящик стола умопомрачаемого, или дешеваяф зажигалка, брошенная на стол, неизбежно приведут к неприятным последствиям. Не будем вслушиваться в оправдания умопомрачаемого (дескать, не его это добро), поскольку мы, естественно, собираемся повыторить трюк, едва только он отвернется. Можно подложить пачку сигарет и на сиденье его автомобиля, где она будет замечена уходящими домой сотрудниками. Лучший способ — раздобыть где-нибудь пиджак в аккурат такой, какой носит умопомрачаемый, продержать его в комнате, полной табачного или конопляного дыма несколько дней, а затем принести на работу в полиэтиленовом пакете, чтобы букет не выветрился, и подменить настоящий предмет одежды. Если от пиждака умопомрачаемого будет так сильно вонять, то вам не придется зависеть от предполагаемого кого-то, кто обнаружит подброшенную пачку сигарет. Если у вас на работе имеется система дифференцированного распределения премий, то можете считать, что вы ударили и по карману своей мишени.

Пъянство на работе — всегда плохая новость, потому что работодатель не желает терять в производительности труда по причине затуманенности мозгов сотрудника, а кроме того, потому, что у алкоголиков повышен травматизм. Початая бутыль портвейна в столе умопомрачаемого заставит любого, увидевшего ее, приподнять бровь. Если на работе есть шкаф для одежды, то не поленитесь купить несколько «малышей» и засунуть один из них в карман пальто умопомрачаемого. Только сперва сорвите крышку. Вскоре в шкафу устоится предельно недвусмысленный запах, а поиски его источника приведут… ну понятно, куда.

Помните о том, что подбрасывание предметов на рабочий стол умопомрачаемого сработает всего несколько раз до того, как тот поймет, что над ним шутки шутят. Соответственно, этот прием нужно вводить в игру в точно рассчитанный момент: преждевременное его использование только насторожит мишень. Подбрасывание предметов в нужный момент, напротив, приносит великолепные плоды, поскольку предубежденные коллеги не смогут поверить, что умопомрачаемый является жертвой чьей-то нечистой игры.

Социальные или религиозные убеждения по закону не могут явиться поводами для увольнения, однако неписаные законы фирмы никому не позволено безнаказанно нарушать. Инакомыслие, выраженное прямо или косвенно, может послужить причиной для остановки служебного роста. Вот ключ, позволяющий подогреть сковородку под умопомрачаемым. Для того, чтобы привести умопомрачаемого в конфликт с неписаными законами фирмы, могут быть использованы самые разнообразные приемы.

Например, феминистки на полном серьезе и не без оснований заявляют, что в Америке существует некий «стеклянный потолок», выше которого женщине не подняться (они почему-то убеждены, что это связано не с объективными, а с субъективными причинами). Но в организации, возглавляемой такими ошалевшими феминами, непременно существуют свои «зыбучие пески», в которые мужчине лучше не попадаться. Скажем, «Плейбой» или «Пентхаус», замеченные на столе мужчины, могут явиться уликами тягчайшего из преступлений: «мужского шовинизма» или даже «эксплуатации женщины как сексуального объекта».

Точно так же может быть эффективна наклейка, идущая вразрез с идеологии компании. «Будущее за голубыми» или «Веруют только бараны» — заявления, непременно оскорбящие кого-нибудь. Ту же самую роль может сыграть портрет Гитлера или его бессмертное произведение «Майн Кампф». По счастью, наклейки сейчас можно добыть самые разные и по дешевке.

Внимание: Наклейки стоит приберечь до того момента, пока вашего подопечного не соберутся уже на полном серьезе спускать в унитаз.

 Конфиденциальные бумаги.

Неплохой способ спровоцировать конфликт между умопомрачаемым и его начальником — изъять из стола начальника несколько конфиденциальных бумкаг и оставить их на рабочем месте вашего подопечного. Лучше всего подойдет день, когда умопомрачаемого не будет на работе.

Следующая задача — проинформировать босса о несанкционированном доступе. Может повезти, и вы сумее сказать об ютом, есчли шеф в вашем присутствии забеспокоится об отсутствии необходимых бумаг. Вв просто скажете ему: «Вы, верно, одолжили их Зингельшнуру. Они у него на столе.» К несчастью, такое стечение обстоятельств случается не всегда.

Другой способ становится возможным, если вы имеете законный достйп к секретной информации7 Вы говорите шефу: «Можно мне отксерить наши валовые показатели? Можно, я позаимствую из на несколько минут со стола Зангельшнура?»

Можно попросить сообщить о происшествии вашего сообщника. Это позволит вам остатся в стороне от событий. Еще лучше — заставить сделать эту работу местному стукачу или блюдолизу. Последний вариант весьма выгоден, так как имеет тройственные последствия: во-первых, умопомрачаемый получает свое. Во-вторых, стукачу придется выслушать от умопомрачаемого все, что тот о нем думает. В-третьих, может разгорется длительный конфликт между стукачом и умопомрачаемым — или даже кем-нибудь третьим!

Если вы уже разбудили параноидальность в вашем подопечном, то он может заподозрить кого-либо, совершенно не связанного с событиями. Вы можете подтолкнуть события, случайно сказав умопомрачаемому, что бритоголовый Ишаченко накануне долго беседовал о чем-то с боссом.

 Личная собственность. 

Бумаги, содержащие коммерческие тайны, иногда затруднительно раздобыть — особенно если их запирают в сейф. Но вам и не так уж важно наложить на них лапу: вы можете заварить кашу, используя тот факт, что многие люди необычайно чувствительно реагируют, если их вещи берут без спроса. 

Запихните в карман зажигалку со стола шефа, его дорогой «Паркер» с монограммой, золотое пресс-папье и т. д. По дороге на рабочее место выложите награбленное на стол вашего подопечного.

 Использование стукача 

Хотя это и не принято муссировать в приличном обществе, многие компании имеют у себя на службе шпионов и стукачей. Некоторые из них даже роются в столах и мусорных корзинах сотрудников. Это открывает великолепную возможность развязать кампанию слухов в отношении умопомрачаемого, оставаясь полностью в стороне. Вот перечень вещей, способных породить вредоносные слухи про умопомрачаемого:

— Частично заполненная и смятая анкета для приема нга другую работу;

— Ксерокопия или второй экземпляр служебной биографии умопомрачаемого, дополненный его последними достижениями;

— Журналы, идущие вразрез с корпоративной политикой, например крайне правые издания или, в феминистской организации, «Плейбой».

Если вы работаете со стукачом, вам нелишне обзавестись одним или несколькими сообщниками. Один из сообщников будет стимулировать слухи, перепевая их для стукача. Другой будет контролировать его распространение в коллективе. 

Сплетники на работе могут явиться вашими мощными союзниками, если вы все время будете держать руку на пульсе событий. Они питаются слухами, так что можно не толко распространять информацию, вредящую умопомрачаемому, нол и сдабривать ее приличными дозами дезинформации — и совершенно анонимно! 

Дезинформация способна заронить в мозг умопомрачаемого идеи, не имеющие отношения к действительности, что усиливает его дезориентацию и заставляет делать серьезные ошибки. Правильная кампания дезинформации может привести умопомрачаемого к серьезным затруднениям, причем никто никогда не укажет на вас пальцем, поскольку все несчастья ваш подопечный причинит себе сам.

Рассмотрим несколько вариантов:

 Зингельшнур и его коллега Бедовый конкурируют за повышение. Вы сообщаете местному сплетнику («И ради Бога, больше никому!», что Зингельшнур давеча смешал своего конкурента перед лицом директора с дерьмом. 

 Иногда сам по себе слух может породить конфликт, но зачастую ему нужно помочь. Для этого существуют много возможностей:

 Начало выполняется, как уже описано: вы запускаете слух, будто Зингельшнур облыжно хаял Бедового перед шефом. Через несколько дней вы добавляете информацию, будто оболганный Бедовый вне себя от бешенства. Через пару дней шины зингельшнуровского автомобиля оказываются проколотыми.

 Наиболее выгодно при этом создавать историю, имеющую отношение к каким-нибудь всем известным происшествиям:

 Зингельшнур и Бедовый — злейшие враги. Как-то раз, покидая работу, Зингельшнур заметил, что его машине на стоянке ободрали борт. Вы сообщаете сплетнику, что возможно (Слышите — только лишь возможно!) кое-кто имеет на него зуб. Пусть версия поциркулирует пару дней, а затем расцарапайте чем-нибудь борт машины Бедового.

 Сплетника можно использовать и для того, чтобы выдать умопомрачаемому, так сказать, «посмертный» пинок. Если вы собираетесь увольняться из фирмы, и знаете, что ваш враг охотится за вашим местом, то нет ничего проще, чем сообщить сплетнику, будто ваше место заготовлено для умопомрачаемого, и он займет его, не успеет остыть ваш стул. Можно только воображать злость и разочарование умопомрачаемого, когда работа достанется другому, а он поймет, что даже не рассматривался в качестве кандидатуры. Вот пример действий в случае увольнения умопомрачаемого:

 Зингельшнур нашел для себя хорошо оплачиваемую работу. Вы волею случая знакомы с фирмой, куда он устроился, и знаете, что ее директор, Дикаридзе, на деле является крайне щепетильным и религиозным человеком. Тогда вы через своих сообщников распространяете слух, будто для того, чтобы поладить с Дикаридзе, необходимо ежедневно баловать его скабрезными анекдотами.

 Рассчитанная дезинформация может даже заставить умопомрачаемого самостоятельно уничтожить свои шансы на получение работы:

 Сплетник сообщает, что Зингельшнур поступает на работу, а вы информированы, что в качестве одного из тестов там используются пятно Роршаха. По совпадению событий, соискатель не осведомлен о этих тестах, и вы помогаете заинтересованному сплетнику советом, что якобы при рассматривании пятен Роршаха выявляются агрессивные наклонности, благотворно сказывающиеся на трудовом энтузиазме работника. Соответственно, лучше всего во всей этой цветной бессмыслице видеть оружие, кровь, кишки, трупы и прочее. Дескать, такие ответы — почти гарантия приема на работу. Разумеется, тут вы лжете: ибо такое восприятие пятен свидетельствует о наличии психоза. Если Зингельшнур примет распространившуюся информацию за чистую монету, то он не только угробит свои шансы на поступление в этом году, но и вообще закроет себе путь в этй компанию, так как результаты тестов часто хранятся в архиве десятки лет.

Дезинформацию можно использовать и таким образов, чтобы перекрыть реальную информацию. Такую акцию, впрочем, нужно тщательно рассчитывать. Однако игра стоит свеч, потому что такое применение дезинформации способно нанести поистине сокрушительный удар по умопомрачаемому:

 Вы осведомлены о том, что Зингельшнур ирщет себе другую работу и уже получил несколько весьма интересных предложений. Но тут ему звонит ваш сообщник:

» Это господин Дикаридзе из компании «Бог с Ним». Рад сообщить вам, что мы хотели бы предложить вам освободившуюся должность. Когда вы сможете приступить?»

Поверив, что работа у него в кармане, Зингельшнур подает заявление об уходе, а через две недели оказывается на бобах.

Отметим, что некоторые фирмы не ждут, пока подавший заявление сотрудник отработает положенный по заокну срок, а немедленно рассчитывают его, справедливо полагая, что косящийся на сторону сотрудник не будет работать со всей эфеективностью: так не лучше ли немедленно отказаться от его сомнительных услуг и проводить за ворота? Кроме того, увольняющийся человек запросто может подобрать для себя пакет конфиденциальной информации, чтобы доставить его на новое место в качество вступительного взноса. С риском промышленного шпионажа необходимо считаться. Так или иначе, Зингельшнур оказывается выброшенным на улицу.

 Хлопнуть дверью.

Основное правило, которого придерживаются все увольняющиеся, заключается в том, чтобы покинуть работу как можно более мирно, и не в коем случае не хлопнуть дверью, поскольку ему может потребоваться оттуда благоприятный отзыв. Отличный способ помочь умопомрачаемому погромче хлопнуть дверью начинается со следующего приема:

 Зингельшнур сообщает, что получил, наконец, долгожданную и высокооплачиваемую работу. Вы знаете, что у него никак не складывались отношения с непосредственным начальником, господином Мордатым. Зингельшнур подал заявление и на несколько дней заболел. Тут-то вы и говорите местному сплетнику, будто знаете фирму, куда он устраивается, и что, вроде бы, сегодня видели на парковочной стоянке его машину (или его самого).

 Но умопомрачаемый может и не заболеть, так что стоит иметь в запасе другой прием:

 После того, как Зингельшнур подаст заявление об уходе, вы, при помощи сообщника, заманиваете его в кабачок, где расспрашиваете, что он ощущает, вырвавшись из-под пяты Мордатого. Если умопомрачаемый не отчужден, то, поверьте, наговорит он вам всяких нелицеприятных вещей с три короба. На случай, если сплетника поблизости не окажется, попросите сообщника просветить того относительно содержания разговора. Если Мордатый чувствителен к оскорблениям хотя бы на уровне бегемота, то вскоре вспыхнет настоящий пожар.

Даже после того, как умопомрачаемый уже уволится, вы можете торпедировать его шансы на получение благоприятного отзыва в будущем, и намертво закрыть ему шансы на возвращение в фирму. Вы и\или ваш сообщник просто сообщают директору, что за время работы умопомрачаемый неоднократно смешивал его благолепие с грязью.

 Прямое воздействие. 

Оно возможно только при наличии одного из двух условий:

 — Вы находитесь в замечательных отношениях с боссом, и он не подвергает сомнению ваши слова;

— У вас имеются несколько сообщников, способных работать в тесной взаимосвязи.

 Набор сообщников не должен столкнуться ни с какими препятсявиями: ведь если умопомрачаемый действительно такое мерзкое, подлое и неприятное существо, то егог коллеги давно жаждут выстроиться в очередь, чтобы пнуть его побольнее.

Если вы работаете в одиночку, подождите, пока умопомрачаемый не возьмет бюллютень — а затем скажите боссу, что столкнулись с ним в магазине.

В качестве альтернативы можно сказать, что ваша жена, связавшись с женой умопомрачаемого, пребывает в убеждении, что тот находится в безобразном запое.

Наличие партнеров-сообщников позволит вам быть более эффективным. Предположим, на некое число в вашей фирме назначено важное совещание. Один из ваших сообщников сообщает умопомрачаемому, что встреча отменена, причем это подтверждают остальные участники беседы (тоже ваши единомышленники). Когда заседание закончится, причем в его ходе босс заметит отсутствие умопомрачаемого, вы отведете начальника в сторонку и скажете что-нибудь вроде:

«Знаете, может я вмешиваюсь не в свое дело, однако Зингельшнур не пришел, потому что у него эти встречи уже в печенках. Он сказал, что все равно, как всегда, заседание ничем не кончится».

Если босс вцепится в глотку умопомрачаемого, а тот будет ссылаться на людей, заявивших об отмене встречи, то пусть пара человек ответит, что он кошмарно неправ. 

 Электронная почта.

Работа вместе с умопомрачаемым предоставляет множество возможностей устроить ему веселую жизнь. Если вы имеете доступ к расписанию вашего подопечного, в особенности к расписанию его встреч, то вы запросто можете подготовить для него сюрпризец. Электронную почту проще всего подделать, чтобы смутить или спровоцировать скандал. Если в вашей фирме не существует несокрушимой системы компьютерной безопасности, можно разместить послание, «подписанное» умопомрачаемым, или внести изменения в его собственное письмо. 

Вот, например, образчик фальшивого письма, отменяющего важную деловую встречу:

 В.С. Незыблемому

Незыблемый инк.,

 Уважаемый Незыблемый!

С сожалением сообщаю, что в пятницу, 13-го, я вынужден покинуть город, так что наша встреча, посвященная окончательному обсуждению предстоящего соглашения, не сможет состояться. Моу секретать свяжется с Вами относительно нового времени встречи.

Искренне ваш,

Зингельшнур.

 Можно также изменить время или место встречи:

 В.С. Незыблемому

Незыблемый инк.,

Уважаемый Незыблемый!

Я хотел бы перенести нашу встречу, поскольку в пятницу, 13-го, вынужден уехать из города, и, таким, образом, не сумею приехать на назначенную встречу в ресторане «Жирная Ложка». Для окончательного обсуждения предполагаемого контракта мне хотелось бы встретиться с вами на следующий день у «Повешенного Китаезы»; надеюсь, это будет для Вас удобно. Если нет, то сообщите Ваши предложения секретарю. 

Искренне ваш, Зингельшнур.
Если исходная встреча была назначена в ресторане, то умопомрачаемый на нее прибудет, а клиент — нет. Если совещание было назначено в офисе клиента, то умопомрачаемый появится там совершенно неожиданно. 

На этой фазе могут начаться множественные последствия, усиливающие эффект. Если умопомрачаемый оскорбится на поведение клиента, то может устроить ему сцену. Клиент, в свою очередь, поразится, отчего это свидание, перенесенное по инициативе умопомрачаемого, переносится еще раз. Он наверняка покажет копию письма вашеме подопеечному, который будет уверять, что не посылал его. Вряд ли это удовлетворит клиента, который решит, что его собеседник попросту позабыл о письме. Если разговор вызовет раздражение собеседником, вогут произойти следующие вещи:

Умопомрачаемый отпугнет одного из клиентов компании;

Клиент пожалуется боссу компании на поведение умопомрачаемого;

Начнут циркулировать слухи, что умопомрачаемый теряет хватку.

 Сексуальное преследование.

Несмотря на то, что при умопомрачении особы женского пола приходится проявлять известную осторожность, ситуацию, при правильном подходе, можно развернуть в свою пользу. Обвинение в сексуальном преследовании может замечательным образом подогреть сковородку под вашим объектом. Если ваш подопечный — мужчина, то суть мероприятия сводится к позылке записок и подарков к какой-нибудь его сотруднице. В некоторых случаях ваша мишень превратится в вашего невольного союзника — а именно, если он имеет репутацию бабника. деже при отсутствии такой репутации пара-тройка сальных замечаний, оброненных им в присутствии коллег, бумерангом вернутся к автору, который уже не открестится от них.

Можно засылать мнимому предмету обожания вашего подопечного записки по электронной почте, подписываясь его именем. Если женщина-адресат замужем а записка имеет невероятно игривый оттенок, то она сама по себе может вызвать взрыв.

Тема служебных романов настолько непопулярна ни в одной фирме, что систематическая посылка рамантических записок женщине,. не склонной на них отвечать, сразу же заставит сотрудников бросать на их автора косые взгляды. такое эмоциональное восприятие заставит вашу жертву искать оправданий — а это будет трудновать сделать, особенно в конторе, подчиняющейся женщине. 

Стоит напомнить, что тактика срабатывает даже в том случае, если в вашей конторе вовсе не используется электронная почта. Просто напечатайте подходящее письмецо на пишущей машинке вашей жертвы (отсутствующей в тот день на работе). Далее ее можно хоть с курьером направить, хоть просто положить не стол адресата.

Можно усилить убедительность представления, сделав пару анонимных звонков. Направив несколько игривых записок от имени вашего подопечного, сразу же начинайте звонить поздно вечером той же женщине, ничего не говоря, а только тяжело дыша в трубку. Если женщина разозлится на происходящее — это хорошо. Продолжайте звонить вечерами, дышите потяжелее — и вся честь достанется вашему подопечному.

 Дело швах.

В некоторых конторах женщин нет. Но это не отменяет тактики сексуального преследования, а, напротив, позволяет внести в нее волнующую гомосексуальную ноту. От имени умопомрачаемого вы направляете одному из членов директората, скажем, такую записку:

Уважаемый Рудольф!

С тех поро, как вы заступили в должность, я поражаюсь ватему деловому чутью и такту, соединяющимися с очаровательными персональными качествами. Чувствую, что нам стоит узнать друг друга поближе. Как начсет того, чтобы завтра поужинать в ресторанчике «Радуга»?

С нетерпением жду ответа, искренне ваш, Зингельшнур.

Разумеется, чтобы вы были правильно поняты, упомянутый ресторан «Радуга» является общеизвестным местом встреч педиков.

Вариации на заданную тему.

Посдставка умопомрачаемого под обвинение в сексуальном преследовании является довольно мощным приемом, особенно потому, что работодатель, вечно боящийся скандала, всегда окажется на вашей стороне. Кроме того, для его выполнения не всегда требуется использование технгических средств, вроде электронной почты или пишущей машинки. Даже не обязятенльно писать серию записок. Все, что нужно — это послать букет цветов или коробку конфет подходящему объекту. 

Вам, на всякий случай, придется попросить вашего сообщника зайти в цветочную лавку, попутно доставляющую продукцию на дом, заплатить за заказ и полдписаться на подарочной карточке, которую он купит там же, именем умопомрачаемого. Роспись может быть и не очень похожа на почерк вашего подопечного, но это и не важно, потому что карточку вряд ли увидит специалист — графолог. Смешно сказать, но человеческая психология такова, что никто и не подумает верить горячим оправданиям новоявленного Ромео. 

Первый букет приходит с подписанной карточкой. После того, как не склонная к романтическим приключениям на работе женщина выражает свое недоумение, вы посылаете ей через пару дней еще один, но уже без карточки. Через недельку посыльный принесет коробку конфет, а еще дней десять спустя — шкатулочку с недорогими украшениями. Каждый подарок будет провоцировать раздраженную реакцию женщины, а иногда, если тот поставлен в известность, и ее начальника. На этой фазе уже не имеет значения, оправдывается ваш подопечный или нет — на него один черт повесят всех собак. Делу нисколько не помешают несколько телефонных звонков с сопением в трубку. Телефон — вообще полезнейшая для наших целей вещь.

 Телефонные игры.

Электронная почта, как уже сказано, не единственное орудие, которое вы можете использовать. Если вы обзавелись сообщницей женского пола, то она запросто может позвонить умопомрачаемому или его секретарю и, представившись бизнес-секретарем той или иной фирмы, изменить время или отменить какую-либо встречу. В некоторых случаях эффект будет попросту потрясающим. Если важный клиент должен прибыть, скажем, во вторник, а встреча была вами отменена, то прибывший может на застать умопомрачаемого в офисе, что приведет вашего подопечного на ковер к его боссу.

Политический шантаж.

Можно устроить умопомрачаемому крайне веселую жизнь, позвонив в разгар предвыбороной кампании какого-нибудь мерзавца, некогда знакомого вам по ряду грязных делишек. Всего-то и надо, что сбивчиво намекнуть на ряд криминальных или аморальных обстоятельств, якобы документированных, сказать, что они «находятся в надежном месте», и пригрозить, что при отсутствии материальной поддержки или в случае непредвиденных обстоятельств они могут быть посланы сразу в десяток газет и конкурирующих партий — естественно, представившись вашим подопечным. Это вызовет целый букет эффектов от полицейских до неформальных: самое главное, что на самом деле (в плане физического здоровья) умопомрачаемому ничего особенного не грозит, поскольку несуществование материалов доказать невозможно. Искреннее недоумение вашего объекта ни в коем случае не снимет с него подозрений, так как опасающийся за свою задницу политикан, вероятнее всего, будет повышать ставку, полагая, что шантажиста кто-то перекупил.

Однако не рекомендуем применять именно этот прием в отношении человека, которого вы хотите частично сохранить для общества — твари, рвущиеся к власти, подлы и непредсказуемы. Описанный нами трюк будет иметь целую цепь наинеприятнейших для умопомрачаемого последствий, которая, вероятнее всего, выбьет его из его социальной ниши. Этот прием, таким образом, пограничен уже со следующим разделом книги: реальными неприятностями.

 Пропавший рапорт и прочие варианты.

Соперник оп работе может иногда похитить со стола у своего врага критически важный документ, но этот трюк хорошо известен миру. Так что вам стоит пользоваться им только в том случае, если у вашего подопечного имеется конкурент, на которого и падут все обвинения. 

Дополнительная причина неэффкективности такого приема заключается в том, что большинство офисов на сегодня имеют компьютеры, на жестких дисках которых и хранится вся необходимая документация, распечатываемая только в последний момент для представления шефу. Вы уберете бумажку — и что? Ее можно напечатать заново в любой момент.

Вместо этого можно снизить информативность рапорта, поместив в него заведомо искаженные цифры и факты. Используя компьютерную технику, довольно легко заставить умопомрачаемого смутиться и получить выволочку от шефа.

Прежде всего возможно получить доступ к компьютеру умопомрачаемого и осуществлять изменения напрямую. Но может оказаться так, что ваш подопечный имеет на своем компьютере систему бузопасности и все файлы у него запаролены. Таким образом, отсутствие пароля лишает вас доступа.

Если вы достаточно опытны в обращении с вычислительной техникой, то можете попробовать подобрать пароль или воспользоваться специально предназначенными для хакинга программами. Но зачастую пароль достаточно прост и представляет собой имя, фамилию, прозвище, адрес или дату рождения. В Интернете на некоторых серверах лежат перечни дополнительных паролей, использующихся в 90% случаев. Попробуйте вломиться в машину умопомрачаемого, используя эту информацию.

Если ваш компьютер соединен с машиной обьекта локальной сетью, то вы можоте добраться до его файлов прямо со своего аппарата. Перекачайте себе часть его файлов, поработайте над ними и скопируйте их обратно (или распечатайте и подмените распечатку, сделанную мишенью).

 Саботаж на рабочем месте. 

Саботаж работы умопомрачаемого — превосходный способ привести его в состояние конфликта с работодателем, но нужно представить дело так, чтобы саботаж казался результатом неаккуратности вашего подопечного. Вот почему, скажем, поджог цеха, где умопомрачаемый трудится, неэффективен. Так же непродуктивно массивное удаление информации из компьютера мишени. Существуют другие, более тонкие способы саботажа работы умопомрачаемого, результаты которых будут приписаны только его халатности:

— На станочной линии с программным управлением используйте невнимательность, которую выкажет умопомрачаемый после предварительной насторйки аппарата. Даже маленькое изменение цифр или незначительный поворот рукоятки может вызвать смещение размеров изделия на несколько десятых миллиметра, в результате чего сотни изделий будут годны только в металлолом. Есть еще один прием — изъятие из партии нескольких штук свежеизготовленных изделий. Такая недостача при выявлении создаст впечатление, что из партии был изъят брак. 

— Еще одним приемом можно достать не только умопомрачаемого, но и его коллегу. Вы переносите какой-нибудь из часто требующихся инструментов умопомрачаемого на стол его соседа (или наоборот). Повторение этогго действия вызовет обвинения в том, что инеструмент был забран без разрешения, и, если один из парочки достаточно горяч, то вспыхнет ссора.

— Прием отсроченного действия заключается в перекалибровке измерительного инструмента умопомрачаемого. Но это иружно сделать, если, например, он каждое утро начинает с контрольной калибровки инструмента на собственном калибровочном бруске из твердого металла. В этом случае попросту прихватите как-нибудь его калибровочной брусок и подправьте его напильником, затем заполировав. Когда он следующий раз воспользуется своим стандартом, то неизбежно расстроит свой инструмент собственноручно.

— Быстрый способ совершить ту же самою шутку подходит, когда у вашего врага в сумке имеется только один калибровочный брусок. Замените его на следующий номер из того же набора. Вряд ли содержание выгравированной на нем надписи бросится кому-нибудь в глаза.

— Если умопомрачаемый стоит за прилавком, ничего не стоит выбить на его кассовом аппарате пару дополнительных чеков. Это повлечет за собой пересчет всех товаров и пересмотр кассы. 

— Если чеки выбиваются в кассе и соллекционируются в отделе для учета, то можно изъять несколько бумажек, также создав условия для пересчета товара и начальственного недоумения.

— Если вы работаете в сервисе, то нет ничегго проще, как убрать листок с заказом со стола умопомрачаемого и бросить его где-нибудь на видном месте в конторе, чтобы создать впечатление, будто его потеряли. Виновнику придется объясняться, почему заказ не был выполнен. 

— Умопомрачаемый, трудящийся на разноске или сортировке почты — тоже удобная мишень. Регулярно изымайте некоторое количество почты и выбрасывайте где-нибудь неподалеку от поста милиции на пути умопомрачаемого домой. Возможно, пройдет некоторое время, прежде чем кто-нибудь инициирует расследование по факту выброшенной почты, но уж тогда разразится такой скандал! Впрочем, наша доблестная полиция и граждане подчас совершенно апатично встречают происходящее. В этом случае не поленитесь сообщить о происшествии самостоятельно, сделав анонимный звонок почтовому инспектору.

— Отвернувшемуся фотографу достаточно на секунду приоткрыть камеру, заяветив часть пленки (в этом потом придется, наверняка, оправдываться. Если вы захотите сделать то же самое тоньше, приоткройте его фотоаппарат в затемненном помещении, обеспечив только легкую вуаль — это не исключит возможность съемки, но сделает почти невозможной печать фотографий. Отметьте, что, если он использует современную электронную камеру, трюк может не сработать, поскольку при открывани крышки счетчик автоматически перескакивает на ноль.

— В пункте проявки-печыати умопомрачаемому можно долить в проявитель кислоты, например серной. Этот трюк особенно хорошо работает на машинах, проявляющих пленку или печатающих фото. Добавление весьма небольшого количества кислоты в резервуар с раствором, и результаты будут заметны медленнее — снизится качество процесса. Умопомрачаемый, разумеется, заменит раствор или добавит времени экспозиции в проявителе, что, как мы понимаем, нисколько не улучшит ситуацию. Только химический анализ может выявить способ саботажа, но, есмтественно, до этого дело не дойдет. 

— В студии художественной фотографии слегка засветите бумагу в нескольких пачках. Не нужно делать этого грубо: достаточно будет, если на ней просто образуется вуаль.

— Если вы работаете в компании, соблюдающей секретность до такой степени, что каждому сотруднику полагается специальная рабочая сумка или портфель, который нельзя выносить, а нужно сдавать, то заберите у умопомрачаемого его сумку как раз перед концом рабочего дня, поместив еек в такое место, где тот, по логике вещей, молг позабыть ее сам. Кроме неприятностей со стороны шефа умопомрачаемому будут грозить и неприятности со стороны, скажем, жены (это если он должен был быть дома пораньше).

— В зонах топ-секретности сейчас используются замки, открывающиеся специаольными магнитными карточками. Если умопомрачаемый отвернулся, то проведите по карточке мощным магнитов. Ваш подопечный просто не смежет передвигаться по служебным помещениям, а пока он восстанавливает карту, работа его стоит.

— В больнице возможности для саботажа безграничны, однако необходимо действовать очень осторожно, чтобы не повредить невинному человеку. Одним из безопасных для пациента способов повредить медицинскому работнику, ответственному за историю болезней, является изъятие из нее протокола операции или терапевтической схемы после того, как таковое мероприятие состоялось. Согласно закону, вся документация истории болезней является критически важной, и отсутствие такого фрагмента, как операционного протокола, вызовет серьезный скандал с умопомрачаемым в качестве мальчика для битья.

— Если у вас нехватает времени на то, чтобы выборочно повредить истории болезней, до времени припрячьте ее целиком (сделав так, чтобы она была обнаружена следующей сменой, скажем в сортире, местном кафе или курилке). Потеря истории болезней — колоссальное черное пятно на репутации медработника среднего звена.

— Старшая медсестра отделения или операционная сестра имеет ключи от сейфа с наркотиками и несет за них полную ответственность. Если вы воспользуетесь случайной возможностью и перебросите несколько ампул в мусорную корзину, происшествие повлечет за собой расследование, здорово навредящее вашей мишени. Постарайтесь, чтобы ваше участие осталось тайной.

— В закусочной или макдональдсе проще всего вызвать начальственное недоумение в адрес мишени, бросив по завершении рабочего дня около его микроволновой печи упаковку-другую замороженной скоропортящейцся пищи. Шеф непременно напомнит нерадивому работнику, что нежная еда вне холодильника имеет свойство портиться.

 Ищущий работу.

Многие работодатели крайне косо смотрят на сотрудников, занимающихся непрерывными поисками новой работы, рассматривая это как ворпиющую нелояльность. Как мы увидим, некоторые из них считают поиски работы настолько вопиющим преступлением, что выкинут на улицу любого, заподозренного в эдаком злодеянии. В любом случае, работодатель, намеревающийся повысить сотрудника, немедленно откажется от своего замысла, узнав, что тот охотится за лучшими условиями на стороне. Воспользуйтесь этой закономерностью и представьте умопомрачаемого охотником за рабочим местом.

Самый простой путь для этого — попросить вашего сообщника позвонить шефу умопомрачаемого:

 «Добрый день, я Рокфеллер Мавродиевич, руководитель фирмы «Муму». Хотелось бы узнать от вас поподробнее о служебных качествах числящегося у вас Зингельшнура».

 Того же результата можно достигнуть другим путем в случае, если почту фирмы вскрывает секретарь или специальный работник, разбирающий почту. Напишите на заранее позаимствованном бланке какой-либо фирмы письмо, благодарящее умопомрачаемого за интерес к получению рабочего места и сообщающее о сроке, в течение которого его кандидатура будет рассмотрена. Это создаст почву для сплетен, которые неизбежно распространятся. Почему?

Если его секретарь недолюбливает собственного шефа, то она с готовностью распространит порочапщие его сведения. Если наоборот, секретарь дорожит своей близостью с ним, то она будет шокирована тем, что поиски работы ведутся за ее спиной, почувствует себя преданной и точно так же пустит слух.

Но что, если у него нет секретаря и он сам открывает собственную почту? Ничего страшного. Можно применить два следующих приема.

Вы просто берете письмо невинного содержания и посылаете себе самому на домашний адрес, написав его карандашом (чтобы получить на конверте почтовый штамп). Затем открываете письмо, стираете с конверта свой адрес и надписываете домашний адрес и имя умопомрачаемого. Затем засовываете в конверт компромеотирующее вашего врага письмо и бросаете его на пол в конторе (можно пару раз и наступить).

Теперь проблема состоит в том, чтобы его кто-нибудь из вашей конторы прочел. Некоторые люди, подняв письмо, не премянут прочесть его. Это можно проверить, принеся на работу совершенно невинное письмо, адресованное самому себе. Бросьте его где-нибудь в открытом виде, но не забудьте уложить внутрь конверта на послание согнутый волос. Затем, когда вам кто-нибудь вернет письмо, проверьте наличие вашей контрольки. Если волоса нет — гол! Такой яеловек наверняка читает не только ваши письма. Особенно здорово, если непрошеным цензором окажется враг или конкурент вашего подопечного. На следующее утро приносите подделанное письмо на работу и оставьте его в пределах досягаемости шпиона.

Можно применить и другой способ — просто отксерокопировать подделанное письмо и послать, а то и просто положить незаметно на стол шефа. Можно даже убить двух зайцев, если представить дело так, что они попали к шефу якобы из рук конкурента умопомрачаемого. 

Можно, если вы умеете подделывать чужой почерк, заполнить чью-либо анкету «под умопомрачаемого», и оставить ее у того на столе, когда он возьмет больничный (или сделать с нее ксерокс и послать боссу с анонимной запиской типа «Тут давеча что-то странное попалось на столе у Зингельшнура».

Не забудьте разослать несколько анкет для приема на работу в компании, работники, хозяева или директора которых знакомы с сотрудниками умопомрачаемого. Информация быстро вернется назад.

Ответы на поддельную документацию, вернувшиеся умопомрачаемому по домашнему адресу, может испортить ему жизнь и там, поскольку жена наверняка ударится в вопросы, отчего же муженек не проинформировал ее о спешных поисках работы.

Если вы случайно узнаете, что умопомрачаемый действительно занимается поисками работы, то это открывает джля вас возможность всадить ему в спину дюжину ножей, окончательно торпедировав его шансы на получение работы. Как уже отмечалось в первой главе, чем больше вы знаете о привычках, интересах и жизни умопомрачаемого, тем полнее и эффективнее вы сможете провести кампанию его умопомрачения.

Создайте перечень наиболее подходящих предложений, попавшихся на страницах газет, и включите в него компании аналогичного вашему профиля. Приготовьте невероятное резюме в стиле барона Мюнхгаузена, которое уж точно привлечет чей-нибудь неблагосклонный взгляд. Это лучший способ. Вымышленные места работы и вымышленные дипломы — что может быть проще! При проверке последнего места работы отдел кадров уже столкнется с невероятными трудностми. Например, посмотрим, что мы могли бы придумать для человека, ищущего работу в транспортном отделе торговой фирмы.

Резюме

Саид Зингельшнур

Песнезабегайка

ул. Ленина, 13/13

 Места работы

1974-1980: постдипломная практика, затем зав. отдела в ГУМе.

1980-1987: координатор региональной внешней торговли со странами Ближнего Востока.

1987-1989: директор ресторанной торговли Октябрьской железной дороги.

1989-1997: замминистра Пищевой промышленности России.

 Образование:

1966-1970: Финансово-экономический институт, Ленинград.

1970-1974: Московский Институт Международных Отношений.

 Хобби и интересы:

Член РКП, член правления ЛДПР.

 Отправляйтесь на ксерокс, нашлепайте сотню копий и разошлите по всем вашим адресам. Будьте щедры и используйте каждую возможность, чтобы породить сомнения у адресатов. Не надо подделывать подпись умопомрачаемого на анкетах: их и так хватит.

Через две недели позвоните во все компании, куда вы заслали анкеты. Представьтесь умопомрачаемым, спросите, отчего вам не ответили. Сначала будьте резки, затем надоедливы. Ведите себя повульгарнее, особенно если вы разговариваете с женщиной. Почаще используйте словечки типа «козлы» и «идиоты». Если вы разговариваете с женщиной, то не забудьте, что упоминание о фантастической глупости женского пола шокирует не только феминисток. Чем более мерзки, надоедливы и вульгарны вы будете, тем более яркое воспомининие о себе оставите, так что стоит умопомрачаемому назвать свою фамилию, как его живой образ тут же всплывет в памяти возможных работодателей.

Лживое сердце

Если ваша подруга, назовем ее условно «Дашенька», обманывает вас с вашим лучшим другом, и вы об этом узнали, то эта новость — одновременно плохая и хорошая. С одной стороны, вам на голову, словно тонна кирпичей, сваливается горькое чувство обиды и ревности. С другой стороной, ваша близость к изменщикам предоставляет великолепную возможность расквитаться, используя простую дезинформацию. Только постарайтесь разузнать, сколько времени уже все это тянется.

Планируя акцию, оставайтесь в хороших отношениях и со своей подругой (женой), и с вашим другом. Впрочем, сам по себе план имеет фактор, обеспечивающий некоторую безопасность в отношении того, что ваши эмоции могут выйти из-под контроля. При его воплощении вам придется воспользоваться крайне нелицеприятной ложью относительно самого себя — так что эмоции потребуются, чтобы заложить и подорвать бомбу.

Для начала убедитесь, что их роман продолжается уже длительное время, по крайней мере год (или подождите какое-то время, один ведь черт разбегаться). Затем, в благоприятный момент, отведите вашего «лучшего друга» в сторонку и заводите с ним разговор в максимально серьезном тоне:

 Вы: Думаю, ты заметил, что уже несколько месяцев я места себе не нахожу. 

Лучший друг: Да, ты действительно в последнее время немного не в себе. Что-то произошло?

 В этот момент умопомрачаемый, терзаемый чувством вины, испытывает нарастающее беспокойство, а не раскрыто ли его предательство. Это так поднимает в нем уровень адреналина, что ваше последующее заявление он выслушает поначалу с облегчением — и примет его целиком на веру.

 Вы: Понимаешь, ты никогда этого не подозревал, но я того… иногда… с мальчиками развлекаюсь. Дашенька, наверное, тоже не знает, но с тех пор, как мы с ней поженились, я с этим парнем встречаюсь по меньшей мере раз в неделю.

Лучший друг (ошеломленно): Кто бы мог подумать.

Вы: Все намного хуже. Мой приятель, Рома, шляется по барам, ну, там, прихватывает кого-нибудь на ночку-другую. Полгода назад я случайно проверился, и оказалось, что у меня СПИД. А Рома мне не говорил, что у него…

Лучший друг: СПИД? А Дашенька знает?

Вы: Нет; духу не хватило. Если бы я ей сказал, то пришлось бы выложить всю историю, а я не смогу себя заставить… Все равно у нее то же самое… Кровь становится позитивной только через много месяцев после инфекции, а ты сам делаешься заразным уже через несколько недель. 

 Если вы подойдете к делу с душой, то можете начинать рыдать и вздрагивать, повторяя, что убили жену своим вирусом. Это немного мелодраматично, однако прибавляет правдоподобности истории (и поможет скрыть позывы на смех, если вы руководствуетесь уже не эмоциями, а исключительно чувством справедливости).

Правильно проведенная беседа породит в душе вашего приятеля щемящее беспокойство относительно своего будущего. На случай, если он еще не инфицирован, он вынужден прекратить не только развлечения с Дашенькой (что сами понимаете, как скажется на их отношениях), но и с собственной женой. А если его жена беременна… Тут целая драма.

Кстати о драмах: если вам окончательно надоели Дашкины трюки и вы собрались разводиться, то можете через пару дней истерично и публично покаяться, швырнуть ей на диван заявление о разводе, а затем сослаться на угрызения совести и удалиться умирать в гордом одиночестве. Последствия такого поступка будут поистине многогранны, полностью разрушат отношения любовничков и устроят голубкам адскую жизнь, полную тревоги, на полгода-год.

 Эта техника срабатывает не только на благо мужчин. Женщинам тоже приходится сталкиваться с подружками, не имеющими ничего против порезвиться в чужом садике. Аналогичный прием поможет прижать неверного супруга и вашу подколодную подружку. Вот приблизительная схема, рассчитанная на то, что подружка эта — ваш лучший друг, находится замужем и, к тому же, в радостном ожидании. Итак, она (или вы) усаживаетесь пить кофе, и между вами происходит следующая беседа:

 Она: Я на прошлой неделе была в консультации, а сегодня, представляешь, доктор сказал мне, что я беременна.

Вы: Ой, как здорово! Вы с Васей так хотели ребеночка!

Она: Я так рада, что наконец-то забеременела! Интересно, когда можно будет узнать, мальчик это или девочка?

Вы: Везучая ты! А я, думаю, так никогда и не рожу ребеночка… У Петеньки в родословной столько с синдромом Дауна… Доктор сказал, что половина его детей будут с отклонениями. У Петиного брата тоже родился даун, и мы тогда решили не рисковать.

 На этой душераздирающей ноте вы сможете заметить, что ваша соседка и лучшая подруга заметно побледнела, поскольку она сделала выводы из услышанного. При регулярном сексе с двумя или более мужчинами невозможно сказать, кто же из них отец ребенка, поскольку даже лучшие методы контроля не дают стопроцентной гарантии. Она набросится с обвинениями на вашего мужа, а своего любовника, с обвинениями, хотя это не обязательно. Кроме того, ей придется встать перед трудным выбором: а именно, делать аборт или нет? Если не делать, насколько велик риск родить урода, а если делать, то как объяснить все это мужу? У нее, впрочем, есть возможность воспользоваться методами молекулярной генетики и установить как отцовство, так и нормальность ребенка, однако доступны они только в столичных городах и стоят немало.

Чтобы успешно провести акцию, вам придется тщательно ее спланировать,. чтобы сделать правдоподобной. Генетические заболевания часто сцеплены с национальностью, так что придется провести исследования, какая аномалия соответствует его национальному профилю. Например, негры подвержены серповидно-клеточной анемии, евреи — синдрому Торетта и Тай-Саха. Пусть действию предшествует тщательная разработка.

 Арендные операции.

Чтобы поставить вашего подопечного в затруднительные обстоятельства, можно передать ему фальшивые «новости» относительно недвижимости, которую тот намерен арендовать. Разумеется, вам придется общаться с ним достаочно близко, чтобы узнгать детали планов.

Если умопомрачаемый делится с вами намерением купить дом, квартиру или просто сменить снимаемую им площадь, необходимо внимательно прислушиваться, чтобы запомнить, дал ли он знать о своем намерении домовладельцу, в какую компанию по недвижимости был направлен запрос и когда он туда обратился.

Вооружившись этой информацией, вы привлекаете сообщника, голос которого умопомрачаемый не узнает, и просите его позвонить мишени от лица компании по недвижимости, назначив дату, когда будет смотреться новое помещение, и когда можно будет туда въезжать. Введенный в заблуждение объект заявит своему домовладельцу о том, что собирается съезжать, и по истечении времени окажется на улице.

К сожалению, как мне сказали, в силу неразвитости такой системы в России предложенный вниманию читателя метод очень редко когда сработает. Но, с учетом местной специфики, можно применить еще более сокрушительный трюк. Потребуется сообщник с площадью (человек, который всей душой хочет устроить грандиозную пакость умопомрачаемому) и группа махинаторов с недвижимостью (по-возможности желторотых, но преступников). Фокус состоит в том, чтобы по фальшивым документам и с использованием подставных лиц продать умопомрачаемому площадь сообщника. Затем появляется хозяин площади и выселяет умопомрачаемого из нее. Весь криминал — и прибыль — пусть достанутся махинаторам. Не берите денег, а удовлетворитесь чистой местью — и ваша роль не только не подпадает под уголовный кодекс, но и недоказуема. Впрочем, дело ваше.

Ловелас.

Если умопомрачаемый отличается нездоровой склонностью к женскому полу, проследите его на свидании. Если он тащит свою пассию в ресторан, в театр, или в любое другое общественное место, где вы можете его застукать, поднимите по тревоге сообщницу. Пусть она позвонит туда, представившись женой вашего объекта, и попросит найти его и передать, что в связи с черезвычайными обстоятельствами его просят немедленно вернуться домой. Прелесть схемы заключается в том, сто она сработает независимо от того, женат умопомрачаемый или нет. Его пассия будет шокирована, узнав, что у него имеется где-то жена. Второе преимущество плана — то, что он сработает и против мишени женского пола.

При его использовании, правда возможна неудача — в том случае, если информацию преедадут только частично или попробуют сделать это частным порядком. Сообщение вроде: «Господин Зингельшнур, зайдите, пожалуйста, к директору ресторана», естественно, не произведет нужного эффекта.

 Масло в огонь.

Для того, чтобы самостоятельно спровоцировать конфликт умопомрачаемого с третьим человеком, требуется набитая рука, но еще более интересных результатов можно добиться, если грамотно подогреть конфликт, уже существующий. Суть метода состоит в том, чтобы совершать действия, развивающие конгфликт сторон. Даже хотя умопомрачаемый и заявит, что не совершал этих действий, ему все равно никто не поверит. Естественно, что для реализации вашего плана потребуется точный расчет. Приведем примеры нескольких трюков, чтобы рассмотреть их возможности и важность правильного выбора времени.

Умопомрачаемый оказался вовлечен в запальчивый спор с собственным шефом на какую-нибудь тему, полную противоречий: например, мусульманского вопроса или проблемы абортов. Начальник, предположим, за затрагиваемое явление, а ваша мишень, естественно, резко против. Спорщики иногда даже переходят на личности.Зная о накале страстей, вы прилепляете на машину начальника пластиковую наклейку: «Убийца детей» или «Смерть исламским шакалам». Угадайте, кто подпадет под подозрение?

 Этот прием сгодится, в случае, если вы не планировали никакого физического вреда, а хозяин машины вполне способен обеспечить возмездие. Его можно применять и в качестве продолжения серии парковок машины мишени на месте, традиционно занимаемом этим самым начальником (см. ранее). Но, если вам не удастся вовремя приоьрести подходящую наклейку, можно поступить по-другому:

После того, как они поспорили, вы выходите поздно вечером из дома и, используя телефон-автомат, набираете номер начальника. Когда тот ответит, ничего не говорите, пока он не повесит трубку. Через десять минут вы перезваниваете. Продолжайте развлекаться всю ночь, меняя автомат за автоматам (чтобы вас не вычислили). Если вы достигнете желаемого, то сразу же узнаете об этом — когда взбешенный абонент примется поминать имя умопомрачаемого или грозиться свести счеты на работе на следующий день. 

 Иногда можно позволить себе быть еще более прямолинейным:

 Ваш объект, торговец, вовлечен в жесткую борьбу со своим коллегой — он обвиняют врага в том, что тот залезает на его территорию, пытаясь перезватывать клиентов. Вы, по своим причинам, недолюбливаете обоих, и решаетесь на действия, пока конфликт не исчерпан. Нужно предпринять что-нибудь неформальное — и вы распсрываете шина автомобилю обвиняемой стороны. Разумеется, умопомрачаемый окажется в ряду первых подозреваемых. Можно продолжать и на следующую ночь распороть шины ему самому. Покамест же пусть ваша сообщница обзвонит несколько клиентов умопомрачаемого, представившись секретарем противоположной стороны. Эти новости быстро вернутся к вашему объекту.

 Дело легко может дойти до мородобоя, так что необходимо убедиться, что и другая сторона заслуживает своей судьбы: вы же не хотите принести вреда невинным людям?

Аналогично можно подогреть и конфликт между соседями: как обычно, приготовьтесь извлекать преимущества из случайно подворачивающихся возможностей:

 Вы прослышали, что умопомрачаемый регулярно просит соседа не парковать машину на его клумбу (или не ставить под его окнами ввиду неврастеничной сигнализации последней). Ночью выгляните на улицу и, если просьба не соблюдена, спустите шины обидчику умопомрачаемого. Сосед обратит свой гнев только на одного человека — и не на вас!

 Можно использовать и другую возможность:

 Сосед умопомрачаемого по даче или из соседней парадной ночью регулярно запускает на полную громкость магнитофон или телевизор, причем игнорирует многочисленные просьбы о том, чтобы сделать его потише. После наступления темноты вы прогуливаетесь неподалеку и, заслышав какафонию, набираете из телефона-автомата номер соседа. Когда тот поднимет трубку, визгливо проорите в нее (чтобы нельзя было с уверенностью сказать, кто это звонил): «Заткни свой дебильник!». Затем подойдите поближе и, скрывшись в непроницаемой тени, запустите меломану кирпичом в окно. Естественнно, пострадавший, как ошпаренный, вылетит из квартиры и примется штурмовать дверь подозреваемого. Тут-то забава и начнется.

 У сценария имеется несколько вариаций. Дело в том, что вы можете быть замечены покидающим место действия или даже будете изловлены пострадавшим. С этим в принципе можно бороться, если позвонить любителю музыки рано утром, когда тот спит, проорать: «Теперь-то ты у меня поспишь, скотина!», а немедленно после звонка, не успеет он зажечь свет, запустить булыжником в окно. Возможно даже швырнуть кирпич сначала, а позвонить потом, сообщив получателю, что в следующий раз это будет коктейль Молотова. В этом случае вы вообще уйдете спокойно, прежде чем тот прочухается и что-нибудь на себя напялит.

Если предметом спора служили какие-либо животные, можно извлечь преимущество из четвероногих жертв дорожных происшествий, нередко попадающихся по обочинам шоссе:

 Например, собака умопомрачаемого цапнула соседского ребенка. Проблема и так достаточно серьезна, но ее можно дополнительно оживить. Поздно ночью швырните на крыльцо собаковладельца мертвого пса. Этот партизанский акт будет воспринят как недвусмысленная угроза.

 При достаточном количестве таких эпизодов соседи вскоре начнут воспринимать умопомрачаемого, как занозу у себя в заднице, или, если угодно, как геморрой. Естественно, что в нашей власти сей процесс ускорить.

Местный геморрой

Если ваш подопечный уже начал терять доверие и доброе имя среди соседей, ему осталось всего несколько шагов, чтобы сделаться настоящим геморроем местного значения, надоевшим всем хуже горькой редьки и мешающим, как бельмо на глазу. Основа тактики — серия необоснованных жалоб. Для выполнения плана неплохо, чтобы ваш голос звучал похоже на голос умопомрачаемого. Если нет — то постарайтесь обзавестись сообщником, способным имитировать тембр и интонации голоса вашего врага — он сильно поможет вам. 

Если ваш объект получает каждое утро почту, инспирируйте два-три раза в неделю телефонные звонки на почтовый узел, и осведомляйтесь там раздраженным тоном, отчего это газет еще нет и прибудут ил они когда-нибудь. Нужно быть назойливым и сварливым. Если почтари с перепугу пришлют к вам почтальона повторно, то тот, заметив в ящике уже доставленные газеты, постарается распространить о поганце самые мерзкие слухи.

Даже если умопомрачаемый встает не свет, ни заря, то звоните в офис до того, как он проснется, жалуясь, что газет нет. Когда почтовый служащий ответит вам, что от шести до семи утра почты ждать нечего, переключитесь на сварливый тон и заявите, что вам плевать, как они там прохлаждаются, но почта должна быть у вас НЕМЕДЛЕННО!

Имея в запасе имитатора голосов или имитируя голос ссамостоятельно, позвоните соседу поздно вечером и пожалуйтесь на то, что от него раздается мешающая спать громкая музыка. Если вы дождетесь момента, когда в его доме будет выключен свет, то смело можете рассчитывать на всю гамму чувств, на которую только способен внезапно разбуженный и облыжно обвиняемый человек.

Следующий прием срабатывает в том случае, если в местном полицейском управленн отсутствует определитель номеров или линии телдефонной связи настолько ненадежны, что подобные аппараты плохо срабатываают. Позвоните из автомата в полицию и пожалуйтесь на невероятный шум у соседей, мешающий спать. После нескольких таких ничем не подтвержденных звонков полиция решит, что этот склочник явно не в себе. Прием имеет интересные последствия, выраженные в том, что полиция не обратит не малейшего внимания на остальные заявления умопомрачаемого.

Если в полиции все-таки есть определитель номера, то вы, при наличии некоторых технических навыков, сумеете подключиться к линии умопомрачаемого, после чего сможете звонить с его номера в полицию почти каждый раз, когда вам захочется. Единственное ограничение: делать это нудно в моменты, когда подопечный не сидит на телефоне, а то он очень удивится, заслышав в трубке кого-то похожего на себя.

 

Суббота, 14 Август 2010 20:35

Добавить комментарий